На синем-синем Красном море

Архив 2012 - Выпуск № 50

Давно сама никуда далеко не ездила, но всегда с интересом читаю заметки путешественников. Поэтому, когда этой осенью довелось побывать на Красном море в Египте, подумала, почему бы не написать об увиденном. Тем более что желающих узнать подробности оказалось немало, а времени рассказывать каждому нет.

Итак, наша троица решила: едем в Египет. Но вот куда? Предложений у турфирмы было несколько. Порывшись в Интернете, почитав отзывы, решили остановиться на одном из отелей, расположенных недалеко от известной уже многим россиянам Хургады, на берегу бухты Макади-Бей. Сразу заглянула в карту: Каир с его революционными боями далеко, места, где водятся акулы, - тоже. Похоже, опасностей нет, к тому же путёвка по типу «всё включено» обещала безоблачный отдых.
Скажу сразу, что так оно и оказалось. Уплатив не столь большие деньги (по сравнению с отдыхом, к примеру, в Сочи), мы оказались как бы на конвейере, где всё было отлажено и не требовало о чём-либо беспокоиться. Разве что в аэропорту в Казани из-за задержки тягача время взлёта на полчаса сместилось, а по возвращении трап подали тоже с задержкой…
Вылетев рано утром, через четыре с лишним часа перелёта и после необходимых формальностей в аэропорту (пришлось заполнять въездные карточки и писать свои паспортные данные по-английски, что очень даже непривычно, особенно тем, у кого фамилия сложно пишется) оказались во власти представителя турфирмы. В тёплой обуви и с куртками «наперевес» пробежали по раскалённому асфальту (за бортом +34, предупредил пилот перед посадкой) и с удовольствием нырнули в прохладу автобусного салона. Кстати, и потом, все одиннадцать дней, от жары не страдали: в сухом климате пустыни «градусы» переносятся легко, да и кондиционеры повсюду…
Море и пустыня – это первое и главное впечатление. Ещё с самолёта оценили глубокую синь Красного моря и коричнево-серые пески и холмы Аравийской пустыни. Как потом рассказывали гиды, пустыни занимают 96% территории Египта. А вдоль единственной реки Нил, протекающей через всю страну с юга на север, и в оазисах, расположенных в нильской долине, проживает подавляющее большинство населения. В пустыне обитает одна из народностей, населяющих страну, - бедуины. Есть ещё выходцы из южной части страны, граничащей с Суданом. А большинство – это арабы, исповедующие ислам. Один из гидов, молодой историк, объяснил, что истинные египтяне, корни которых – со времён фараонов, всё-таки и внешностью, и диалектом отличаются от арабов, некогда захвативших страну. Кстати говоря, сами египтяне свою страну называют Маср или Миср. И говорят, что слово «Египет» используют только иностранцы.
Шесть тысячелетий назад в долине Нила возникла одна из древнейших цивилизаций на нашей планете. Пирамиды, фараоны, сфинксы, иероглифы, папирусы… Обо всём этом слышал каждый, кто учился в школе. Но когда попадаешь в Египет и на его курорты, то эта экзотика поначалу кажется чем-то нереальным. И лишь когда едешь на экскурсию вглубь страны, к древним городам, то в полной мере ощущаешь, что ты в стране с древнейшей историей, с неповторимым колоритом жизни.
Вот и мы «поверили», что находимся в Египте, только когда отправились в Луксор – древнюю столицу страны, которая во времена фараонов называлась Фивы. (До Гизы с её пирамидами очень далеко, поэтому экскурсии туда не было.)
Три с лишним часа езды по пустыне и среди гор, конца и края которым, казалось, не будет. Причём пейзаж ничто не скрашивало, разве что редкие островки жухло-жёлтых кустиков верблюжьей колючки. Ни строений, ни людей, лишь редкие машины. Правда, на обратном пути, когда уже стемнело (солнце там прячется за горы в пять вечера, по-нашему в семь часов), вдоль дороги попадались огни – значит, есть жизнь и в тех безжизненных местах.
Дороги, кстати, просто замечательные! Такое впечатление, что асфальт только недавно проложили. «А что с ним будет! – воскликнул один из попутчиков из числа наших соотечественников. – Ни осадков, ни лесовозов…» Да уж! Дождь, как сказал гид, последний раз там был три года назад. А из грузовиков самые тяжёлые попадались с мешками цемента да со скотом.
Всё резко меняется, когда приближаешься к Нилу. Тут тебе и финиковые пальмы, и банановые заросли, и города… Первым на пути был город Кена, известный своим университетом. Как и Хургада, он удивил разнообразной архитектурой «с восточным акцентом». Любопытно было наблюдать и за повседневной, не напоказ туристам, жизнью обычных людей. Мужчины в рубахах до пят (кто-то очень интересовался, что под ними; оказалось, холщовые длинные брюки). Рубахи, как и тюрбаны на головах (не у всех, но у многих) самых разных цветов, но однотонные. А вот женщин видели только закутанных в чёрные одежды. Чёрный цвет – значит замужняя. Девушек, видимо, из дома не выпускают. Девчонки-школьницы, те попадались, одни в европейского кроя форме, другие в платках-хиджабах.
Узкие улицы Луксора переполнены лавочками. Напоказ выставлены связки бананов, лотки с орехами, выпечка, сладости, пирамиды кассет с яйцами (как они не портятся при такой-то жаре!). Много рекламы, на стенах расклеены листовки с портретами каких-то бородатых деятелей. Кстати, в газете, в которую завернул мне хрупкий сувенир продавец, такие же портреты да ещё снимки оружия, разрушенных домов – отголосок событий, происходящих в стране…
Народ куда-то торопится: водители то и дело сигналят (светофоров нет, кто успел – тот и едет первым), кричат, жестикулируют. Мчатся в развевающихся длиннополых одеждах ездоки на лёгких мотоциклах (шлема не видела ни на одном), на машинах и автобусах всякого калибра (ей богу, мелькали в потоке и родные «Жигули»). За пределами городов очень много мужчин на осликах. Это крестьяне. Работы у них днём полно. В октябре как раз убирали сахарный тростник, и ослики волокли на себе и огромный воз стеблей, и хозяина. Трактора на полях и у дворов попадались лишь изредка. Не зря Интернет даёт справку, что страна бедная. А ездока на верблюде повстречали лишь одного – приезжал на пляж фотографироваться с туристами.
Убедиться в том, что египтяне живут весьма скромно, можно было, и разглядывая их деревни. Вдоль дороги от Кены до Луксора с обеих сторон проложены каналы, по которым вода из Нила подаётся на поля. Ехали мы вдоль них больше часа и могли составить впечатление о том, как живут простые люди. Домишки их примыкают к каналам, по виду это весьма скромные хижины, сложенные из саманного кирпича (глина плюс стебли тростника). У многих вместо дверей – коврик. Тут же загоны для осликов, кур. За домами – полоски полей. Все циклы выращивания хлопчатника, сахарного тростника, пшеницы, риса, овощей, картофеля, зелени – как на ладони: на одних полях идёт прополка, на других – полив (воду закачивают насосами из канала, некоторые плантации сплошь залиты), а на третьих - уборка. Благодаря климату урожай собирают два-три раза в год.
Выращивают и фрукты, которые нам ежедневно предлагали на ужин. Особенно понравилась гуава – сочный жёлтый плод по форме напоминает грушу, а по вкусу, по-моему, не похож ни на что знакомое. Финики же пробовали и привычные тёмные, и красные, и жёлтые. Объедались ещё инжиром – с сушёным не сравнить!
Закончу рассказ о сельском хозяйстве тем, что эта отрасль одна из важнейших в Египте, но отнюдь не первая по доходам, хотя страна экспортирует много сельхозпродукции. Самый большой доход, по словам гидов, даёт Суэцкий канал. Канал сильно сокращает путь из Европы в страны Индийского океана, и египтяне дорого берут за пропуск морских судов. Насколько это важный и доходный объект, говорит то, что управляет каналом отдельный министр правительства. Кроме того, страна живёт за счёт добычи нефти, газа, золота (очень высокой пробы) и туризма.
Вернусь ещё к теме городов. Удивило, что многие двух- и даже трёхэтажные дома как бы не достроены: выше последнего этажа выглядывают концы несущих столбов с торчащей арматурой. Оказывается, это хозяин дома ожидает, когда обзаведётся семьёй следующий сын, чтобы надстроить для него очередной этаж.
Детей в семьях много, от четырёх до семи, а то и больше. Каждые 27 секунд в стране рождается ребёнок, похвалился гид. «Свободные отношения» молодёжи запрещают и родители, и ислам. Поэтому, чтобы «познать любовь», надо жениться, пояснил нам гид. Девушек стараются выдать замуж, и лишь в редких случаях оставшаяся в старых девах остаётся жить с родителями на их первом этаже дома. Пару жениху чаще всего находит сваха, которая подберёт здоровую, крепкую девушку - ведь ей придётся вести дом, много работать. Худенькие не ценятся, сравнение с коровой (упитанной, дородной) – высшая похвала.
Конечно, старые традиции и обычаи всё-таки теснит западный образ жизни. Но всё равно даже молодые с достоинством носят национальную одежду, соблюдают традиции. И как-то обидно было слышать от гида, когда он говорил, что египтяне пьют исключительно жёлтый и красный чай да иногда пиво, а вот русские - слишком часто водку. (Да уж, и мы, русские, и немцы, и итальянцы в барах нашего отеля, пользуясь тем, что «всё включено», пили и водку, и виски, и ром, да и пиво – тоже иногда.)
Когда вечером ехали назад, видели, как люди отдыхают. Отдыхают без затей: сидят и пьют чай на стульях, поставленных прямо на обочине дороги. Один крестьянин и вообще прилёг чуть ли не под колёсами; мы наблюдали за ним, а он – за нами, иноземцами…
Описывать посещение в Луксоре Карнакского храма с его знаменитыми колоннами, скарабеем и прочими древностями, которым более трёх с половиной тысячелетий, не хочется – всякий может полюбоваться на эти красоты в Интернете или в какой-нибудь энциклопедии.
Конечно, громады, сооружённые египтянами, впечатляют. Но глаз почему-то выхватывает и другое: группу японцев, то и дело «стреляющих» камерами, парочку собак, спящих прямо под ногами нескончаемого потока туристов. (Кстати, кроме этих двух, видела ещё лишь одну собаку – в будке у охранника отеля. Бродячих животных нет, хотя мусорных свалок по пустыне – как у нас в лесах, да и в городах не чище…) А на приставал-торговцев, и не захочешь, а внимание обратишь. Один такой почему-то решил, что должен мне продать фигурку священного жука-скарабея. Просил сначала 10 долларов за одного «жука», а уж потом умолял купить два за доллар. Я не поддалась. И как оказалось, правильно сделала, потому что в сувенирной лавке в «нагрузку» к купленной вещице парень-продавец насыпал мне пригоршню маленьких «скарабеев». Всё же тамошние торговцы по сравнению с нашими бесхитростные и простодушные, так показалось.
Из всех достопримечательностей Луксора и окрестностей больше всего запомнился Нил – красивая, довольно широкая река, по которой нас прокатили на больших лодках. И ещё – большой каменный саркофаг в глубине одной из фараонских гробниц. Впечатляет! Особенно когда сойдёшь вниз под землю по сотне крутых ступеней, а потом поднимешься...
Возвращаясь назад, вспомнили одного из парней, работающих в отеле. Когда мы спросили, где он и другой обслуживающий персонал живёт, то услышали в ответ, что все на работу приезжают. Он – из Луксора, на машине три часа туда и столько же обратно.
Вдоль побережья бухты Макади населённых пунктов нет, сплошной чередой идут территории отелей. Много отелей, которые ещё только строятся, кое-где владельцы участков лишь «застолбили» территорию, огородив да посадив по периметру пальмы. (Само по себе там ничего не растёт. Пальмы, цветущие кустарники, рулонные газоны живут только за счёт воды, которую подают к каждому растению по тонким трубкам. А пресную воду в сторону побережья, как сказал гид, перекачивают по подземному водопроводу из Нила. Поэтому-то и выдавали нам по двухлитровой бутылке воды на день, чтобы и попить, и зубы почистить не из-под крана.)
Строительный бум начался лет пять-семь назад. До этого Хургада была маленькой рыбацкой деревушкой, а туристов из городов вдоль Нила на Красное море возили искупаться. Теперь это красивый город, в котором, кстати, живёт и работает около 20 тысяч русских. В магазине для туристов нас как раз и встречала русская девушка, красиво «обёрнутая» в хиджаб.
И всё-таки туристы едут в Египет прежде всего из-за моря. Море там действительно великолепное. Чёрное море для меня ассоциируется с серо-зелёным и бирюзовым цветами. А Красное – синее-синее. И ещё очень солёное (говорят, по солёности оно второе после Мёртвого моря), поэтому плавается в нём легко, можно вообще просто лежать на спине – не утонешь. Под водой тоже много интересного: кораллы, разноцветные рыбы, морские ежи… Оказалось, что плавать в маске с трубкой совсем просто, и мы с энтузиазмом изучали жизнь на коралловых рифах. Над кораллами, кстати, можно лишь плавать, наступать лучше не пробовать – очень острые.
Вся живность - в основном в воде. Из птиц видели только орла, который с вершины горы высматривал рыбу и иногда срывался за ней к волнам, и белую цаплю, гулявшую по кромке воды среди купающихся. Да ещё стаю ворон, обитавших вблизи кафе на пляже. Видеть обычных ворон на пальме было непривычно! А однажды услышали знакомый крик: прямо над нами летел в сторону центра Африки большой клин журавлей. Помахали им, как родным…
Впрочем, скучать по Родине и не пришлось. Вокруг было полно русских, приехавших из разных концов нашей страны. Обслуга отеля тоже по-русски понимает, а многие и говорят сносно. Опять же передачи канала «Россия» по телевизору можно было смотреть. В ресторане среди блюд «шведского стола» были и привычные нам супы, и картошка, и хлебушек. Даже в некоторых магазинах можно делать покупки за рубли.
Наконец, настал «день срезания браслетов». Зелёные пластиковые ремешки-браслеты на руки нам надели, как только мы приехали. Это – пропуск в отель и допуск ко всему, что «включено» в путёвку. А раз срезали браслет - значит, до свиданья. И мы помахали в последний раз синему-синему, тёплому и ласковому Красному морю.

 

 

 

Наши партнеры
тут партнеры
Поиск по сайту
Памятные даты

banner 180150

Рекламодателям

geoportal

OporaDushi