Тяжёлый хлеб хирурга

Архив 2014 - Выпуск № 41

Отношение к врачам в обществе неоднозначное. До той поры, пока у человека нет потребности во врачебной помощи, мы их не замечаем и безразличны к судьбе докторов. Когда же речь идёт о спасении наших здоровья и жизни, начинаем понимать их острую необходимость и даже готовы на них молиться.
В числе других врачей хирурги – это высшая каста больницы. Кажется, что даже внешне у хирурга всегда непроницаемое выражением лица, он как бы отрешён от всего. Про лучших порой говорят: хирург божией милостью. Они же отвечают, что не боги и не всегда в их власти спасти человека.

42 года стоит за операционным столом врач высшей квалификации Валерий Иванович Пчеляков. Наш с ним разговор о хирургии начался с такого вопроса.
- Как прошёл этот день?
- На время отпуска заведующего хирургическим отделением Сергея Викторовича Попкова замещаю его. Во-первых, зашёл в реанимационное отделение, чтобы проконтролировать состояние прооперированных накануне больных. Состояние одного из них улучшилось, интенсивная терапия больше не требовалась, его перевели в палату. Заполнил дневники больных. Провёл пятиминутку в отделении, присутствовал на общебольничной. Провёл обход в стационаре. Сделал назначения лечения по отделению. Привезли больного с ножевым ранением брюшной полости с повреждением кишечника. Провели экстренную операцию. Позвали на консультацию терапевтического больного, у него обнаружился воздух в плевральной полости, сделали дренаж. Заполнил ещё кучу бумаг, большинство которых, на мой взгляд, никому не нужны, и не поддаются никакому логическому объяснению, зачем они? Составил отчёт о расходовании лекарств и расходных материалов (на учёте ведь каждый бинт). Бывают, кстати, перебои с нужными медикаментами и материалами. Надеемся, что временно. Это был не самый сложный день. В прошлую пятницу провели три операции, зашли в операционную в 10 часов утра и в два часа дня вышли. Меняли только одежду, уже ни ног, ни спины не чувствовались.
В структуре больных преобладает пожилое население. Люди стареют, молодые, если ещё позволяют здоровье и возможности, стремятся пробиться в клиники других городов. Нам достаются пациенты старше 60, 70 лет, восьмидесятилетние, самые тяжёлые и малотранспортабельные.
Отдельные случаи, когда поступают молодые после аварий, драк в алкогольном или наркотическом опьянении, ведут они себя неадекватно. Не только жизнь им спасти, подойти невозможно.

- Лечение больных расписано по стандартам. Как это соотносится с творчеством, новаторством в хирургии?
- При плановых операциях как раз все манипуляции детально, методически расписаны. В экстренных случаях стопроцентный диагноз никто поставить не может. Только во время операции можно увидеть, что нужно сделать. При всём том, что строение у людей вроде бы одинаковое, встречаются разные особенности организма. И даже при плановой операции, когда, скажем, диагностически установлено, что камень в жёлчном пузыре и в жёлчном протоке. Во время же операции выясняется, что в протоках есть ещё камни. Тут медлить и размышлять нельзя, надо быстро принимать решение. И таких случаев множество.

- У вас в больнице хирурги-новички. Как они влились в коллектив?
- Хорошие ребята, перспективные. Работа хирурга тяжёлая, связана с большим физическим и эмоциональным напряжением. От дежурств я уже отказался. Постоянные бессонные ночи приводят к тому, что человек и хотел бы уснуть, но уже не может. Вот и молодые теперь стали жаловаться, что заснуть не могут.
Сергея Викторовича Попкова в Барыш рекомендовал Владимир Матросов, который тоже у нас начинал. Молодому коллеге (они из одного города) он порекомендовал: «Хочешь хирургии научиться по-настоящему, езжай в Барыш».
Денис Сергеевич Новиков - из семьи врача. Он, можно сказать, здесь у нас был постоянно. Алексей Владимирович Козлов проходил у нас практику, начинал работать военным врачом. Потом как-то повстречались, он говорит: «Правду вы сказали, что буду только мазать зелёнкой», и вернулся в нашу медицину. Оба охотно учатся, смотрю, что многое делают по-моему. Когда я начинал работать на Украине, в Кировоградской области, заведующим хирургическим отделением был врач, опытом ни с кем не делился, до всего приходилось доходить самому.
С трёхлетним стажем приехала к нам из Сибири Наталия Сергеевна Заирова. Очень грамотный специалист, увлечена урологией, совершенствуется в этом направлении.
Замечательно, что молодым специалистам дали жильё. Это большой стимул в работе.
Наш единственный специалист по травматологии, опытный врач Юрий Ревгатович Алимов. Ординатуру по травматологии проходил и Алексей Козлов, но он пока травматолог начинающий. Пробует лапароскопические операции, прошёл учёбу в Казани.
В проведении операции должны участвовать хотя бы два хирурга. Помню случаи из своей практики, когда и в одиночку приходилось оперировать. Когда я работал анестезиологом и хирургом, давал наркоз и вставал к операционному столу. Опытные медсёстры следили за состоянием больного во время операции. Иногда в свой адрес слышим обидные слова: мол, два хирурга в отделении, справиться не можете…
Хлеб хирурга очень тяжёлый. Не всегда всё проходит гладко. Случаются сложные минуты, когда не знаешь чем помочь, как вылечить человека, заходишь в тупик от сознания беспомощности. Очень тяжело всё это переживается, внешне, может, и не заметно, но на душе очень тяжело.
Весь персонал отделения, от санитарок до медсестёр, твёрдо знает своё дело. Это очень дружные, понимающие люди, поддерживают друг друга. Работают в крови, грязи, фекалиях, но никто отсюда не уходит. Все понимают, если у врачей была сложная операция, то никто не потревожит, предложат чай, не «лезут» со срочными бумагами.
Между тем труд хирурга - не самый оплачиваемый. Вопреки всем прогнозам правительства и рекламе наших руководителей, зарплаты больше 20 тыс. руб. у меня нет. С 2002 года я на выслуге. Только когда стал получать пенсию, стали полегче жить. С супругой даже стали выезжать на отдых.
Зарплату немногим больше 20 тыс. руб. наши молодые хирурги могут получить, лишь когда в дни отпусков коллег безвылазно живут в больнице.
Кадры врачей – это постоянно больная тема медицины. Их не хватает. Валерий Иванович Пчеляков подготовил десятки хирургов. Сам большую поддержку, совет получает от главного хирурга области Вячеслава Сергеевича Морозова.
В. Пчеляков одним из первых в райбольнице и среди немногих в области стал проводить лапароскопические операции. Его конёк – желчекаменная болезнь. В начале 1970-х операции при холецистите делали по две в год, сейчас в неделю – по три. Болезнь связана с образом жизни, нездоровым питанием. 18% всего населения имеют заболевания ЖКБ.
В 1996 году В. Пчеляков прошёл курсы по малоинвазивной медицине (максимальное лечение при минимальной нагрузке на пациента), по проведению эндоскопических операций. Это было новшество в хирургии, на второй день больной встаёт на ноги и сам себя обслуживает. В том же году впервые в Барыше В. Пчеляков самостоятельно сделал первую операцию по монитору. Через шесть лет на базе Барышской райбольницы состоялся семинар для хирургов области. В. Пчеляков делал операцию вместе с ассистентом В. Матросовым. Трансляция велась онлайн в актовый зал больницы, где был установлен монитор. Когда после операции Пчеляков зашёл в аудиторию, раздались аплодисменты.
В медицину Валерий Иванович Пчеляков попал случайно. Мечтал стать подводником, но не прошёл по конкурсу. Отец отправил его под присмотр дяди в Одессу. Отучившись первый, самый трудный, год в мединституте, уже осознано занялся он изучением медицинских дисциплин. Из десяти сокурсников, мечтавших выбрать специализацией хирургию, в хирургах осталось двое.
Супруга В. Пчелякова, Надежда Афанасьевна, тоже медработник. Она заведовала лабораторией в райбольнице, вела профсоюзную деятельность. Сейчас на отдыхе, занялась домом, садом, огородом, хозяйством. Участвует в художественной самодеятельности посёлка. На концерты, где она участвует, ходит и супруг. Среди его увлечений – охота, рыбалка, зимой – походы на лыжах. Пчеляковы первыми протаптывают лыжню, подают пример землякам. Живут они в Жадовке в родительском доме, где главным украшением являются картины мамы Валерия Ивановича, Анастасии Алексеевны. Она могла сделать партийную карьеру, но осталась в посёлке заведовать вечерней школой и многим землякам дала образование. Отец В. Пчелякова, Иван Фёдорович, тоже оставил о себе добрую память, при нём была построена новая Жадовская школа, он также заведовал районным отделом образования.
Дети Пчеляковых не пошли по медицинской линии. Но есть надежда, что внуки продолжат дело дедушки и бабушки.

 

 

 

Наши партнеры
тут партнеры
Поиск по сайту
Памятные даты

banner 180150

Рекламодателям

geoportal

OporaDushi