Деревня, прожившая семьдесят лет

Архив 2015 - Выпуск № 34

Двадцатые годы двадцатого столетия. Многое из того, что тогда родилось, позднее прочно утвердилось в нашей жизни. Но что-то и ушло, видоизменилось и напоминает о себе лишь полузабытыми событиями, датами, именами…

То было время отселения деревенского люда на новые, малообжитые земли. Отселялись молодые крестьяне, которые обзаводились семьями, кому становилось тесно под родительской крышей. На переселение решались и отцы больших семейств, желавшие попробовать силы на новине. Алинкинцы стали первыми жителями посёлков Орлово, Пески, Степановка. Выходцами из Чувашской Решётки были основаны Елховка, Красный Барыш, Садовый. Малохомутерцы заложили посёлок Опытный. Деревня Воскресенка - из этого же ряда населённых пунктов.

На районной карте 1927 года они соседствуют со старинным селом Живайкино:  маленькая Васильевка, такая же Воскресенка, более крупные Кармалейка да Сорокино. Был там ещё посёлок сельскохозяйственной коммуны «Весна».

Коммунарских коллективов тогда немало создавалось по России. Один из них - в селе Новая Маза нынешнего Новоспасского района - в 1923-м образовали добровольные переселенцы из Швейцарии. В Тамбовской губернии такое же товарищество создали фермеры из Америки. Те коммуны получились крепкими. Наша «Весна» продержалась недолго. В целом новая модель организации коллективного труда и хозяйствования была слишком наивной - всем и от всех поровну… В Воскресенке кое-кто тоже стоял за жизнь и труд коммуной, но большая часть высказалась против.

Итак, переселившиеся в 1923 году сюда, на воскресенский приток Сызранки, живайкинцы продолжали жить по-старому. На единственной улице стояли дома Богдашкиных, Грунёвых, Елюшкиных, Климовых, Нягиных, Саландаевых, Смолькиных… Со временем тут открылись начальная школа, магазин.

По примеру соседей воскресенцы вступили в колхоз, носил он имя С.М. Кирова. Как и везде, - полеводческая бригада, ферма, огород… МТС присылала на помощь людей, трактора, комбайны.

А на ферме - никакой техники. Доярок, телятниц тогда называли одним словом - скотницы. Не просто приходилось Ирине Богдашкиной, Евдокии Смолькиной с подругами. Руки выворачивало на работе. Холод, дождь… И каково это: каждый день несколько раз мерить дорогу от дома до фермы, от фермы до дома? Грязь страшенная, до колена. Где уж тут присесть на телегу! Лишь бы бидоны с молоком лошадь вытащила.

Женщины нередко выполняли мужскую работу. В конюхах, например, ходила жалостливая, любившая всякую живность Аксинья Смолькина.

На полях и лугах взрослые работали звеньями. Самые разные дела поручались Пелагее Вельмизевой, Павлу Грунёву, Татьяне Елюшкиной, Марии Кудряшовой, Марии Самсоновой… Косари обычно работали в лаптях. Их отменно плёл мастеровой Ефим Грунёв.

Было чем заняться и подросткам: то на сенокосе они, то на прополке посевов, то на подработке зерна…

Самые маленькие помощники в страду снабжали старших квасом. В посконных рубахах, в таких же домотканых штанах, с жестяными бидонами в руках, иные с кринками, бежали они босиком по знакомым тропинкам. Мокрая трава омывала ступни, щиколотки, приятно холодила сквозь посконь коленки. Луг сверкал в бесчисленных миллионах капель росы, переливался самоцветами клевера, шалфея и многих других цветов, которым в тогдашнем понимании детворы и названий-то не было.

После колхозных дел семьями шли на личные участки. На огородах – картофель, огурцы, помидоры, табак. Выращивали просо, по осени обдирали зерно в самодельных «толкушках». Лук не уважали, предпочитая покупать его на большом рынке.

Другие занятия, не ради трудодня, а ради живого рубля, воскресенцы находили за пределами деревни.  

В тридцатые годы широкое развитие в наших местах получило кустарное производство. По всему району действовали участки строительных материалов, кожевенные, верёвочные, валяльно-войлочные, деревообработки, добычи торфа.

В километре от Воскресенки располагался торфоучасток. Там стояли барачные дома, ларёк, пекарня, баня, была своя техника. В сезон заготовки топлива, который длился с ранней весны до глубокой осени, кто-то из работников жил непосредственно у болота, другие же квартировали в воскресенских семьях. На торфе зарабатывали, правда, не столь уж и много, но, во всяком случае, больше колхозников. Работали там и Аграфена Трутнева, и Анна Смолькина, и другие деревенские. Иван Трутнев на болоте был за десятника.

О том болоте в давние времена ходила дурная слава. Рассказывали про большущего чёрного кота, которого, якобы, там видели не раз. Смельчаки, бывало, пробираясь топью, проваливались по грудь, теряли обутки. Девчонки, шутки ради, на болотине вызывали духов, а потом как-то странно болели.

А ещё воскресенские ходили на работу в посёлок Троицкий. Там, на лесозаводе, готовили разный материал для строек Надежда Грунёва, Анастасия Сокушева, Нина Трутнева, Иван и Александра Умновы…

Особая страница здешней истории - участие земляков в последней мировой войне. Семён  Дудников и Григорий Смолькин - солдаты первого военного месяца. Им не довелось стать участниками заключительных побед наших войск. Семён Иванович погиб в середине лета 1942-го под Сталинградом. Григорий Александрович был тяжело ранен южнее древнего Смоленска, умер в октябре сорок третьего. В самый разгар боёв на Курской дуге пал смертью храбрых девятнадцатилетний Иван Вельмизев. На Северском Донце, под городом Каменск-Шахтинским, сложил голову 44-летний Иван Захаров. Гвардии рядовой  Пётр Смолькин упокоился в братской могиле на земле Запорожья.

Уходить на фронт было легко, возвращаться - трудно. Вот ещё четверо Смолькиных - все Илларионовичи. На третьем месяце войны неизвестно где затерялся след Кузьмы. Через год ещё один удар по семье: пропал без вести рядовой боец Григорий  Смолькин. Афанасий погиб в декабре сорок третьего, освобождая днепропетровщину. И только Александр вернулся к отчему порогу.

Фронт постоянно требовал пополнения. Весной 1944-го к призывному участку Жадовского райвоенкомата были приписаны парни 1927 года рождения. Уже летом они отправились на сборы в район фабрики имени Ленина. Лейтенант из военкомата, фронтовой инвалид (протез вместо ноги), знакомил команду с армейскими уставами, с оружием. Новобранцы учились развёртываться в цепь, переползать по-пластунски, делать перебежки…

И потом уже их, семнадцатилетних, отправили в марийские леса. Учёба растянулась до весны 1945-го. А там и победный май. Но ребята всё же попали на войну – на другую, с Японией.

Единицы воскресенцев вернулись с победой. Семён  Князькин - один из таких счастливцев. Гвардеец принёс в своём  фронтовом багаже три боевые награды.

После войны тех, кто был награждён, страна поощряла. За орден Красного Знамени платили двадцать целковых, за «Красную звёзду» -  десять рублей, за орден Отечественной войны – пятнадцать. Для колхозника это были неплохие деньги. Но уже в декабре 1947-го ежемесячные выплаты отменили. Тогда же 9 мая – праздник Победы – стал рабочим днём. Лишь с 1965 года его опять сделали нерабочим. Только не все  ветераны, пораненные, перенёсшие контузии, изнурённые непосильным трудом, дожили до этого дня.

Когда повсеместно начали укрупнять общественные хозяйства, воскресенцам предложили объединиться с кармалейским колхозом. Народ воспротивился такому совету: если уж сходиться, так с живайкиным: до него рукой подать, там и корни семейные. Не одну самокрутку искурили мужики, не один кулёк семечек перещёлкали женщины, пока пришли к выводу: пусть будет, как власть подсказывает.

Потом последовали другие изменения. Воскресенско-кармалейский люд влился в живайкинскую сельскохозяйственную артель «Новый путь». А с 1960-го все они – в составе совхоза «Живайкинский».

Эту деревню можно было бы называть женским «царством», потому что (перефразируя слова известной песни) на десять девчонок, по статистике - пятеро ребят. Взять, например, 1959-й год. Сильного пола - 20 душ, женского - 45.

Много женщин в деревне, мало ли - сути это не меняло. Жила, дышала Воскресенка женщиной, её руками была ухожена земля.

Спустя два десятилетия такая же картина: 27 на 13. Потому-то сюда по выходным и стремились парни из центральной усадьбы! Приходили с гармошкой. Поскольку клуба не было, своеобразной площадкой отдыха служила полянка у дома Марии Климовой. В холодные вечера гостей – полная изба, ещё больше их собиралось в тёплое время – рассаживались на завалинке да на большущей скамье у забора. Песни, пляски за полночь.

Девчата выходили замуж за живайкинских парней и покидали родительский угол.

На речке силами барышских мелиораторов был построен пруд. Для ребятишек - купание да загар до ожогов, для взрослых - рыбалка. Из Средней Азии приехали пополнением новосёлы: немцы да киргизы. Но закрыли школу, и уже ничто не могло сдержать оттока здешнего небольшого населения. Уехали  Елюшкины, Нягины, Сокушевы…

Надежда Павлова, например, устроилась в Барыше. Супруг её Виктор стал известным на всю область механизатором - заслуженным мелиоратором страны. Нина Костюнина, нынешняя городская жительница с улицы Калинина, пришла на швейную фабрику. Там её много раз отмечали за труд, самой высокой наградой стал орден Трудовой Славы.

Прожила деревня Воскресенка всего ничего: семьдесят лет с хвостиком. В 1959-м здесь оставались 66 человек. Это больше, чем в Васильевке, но значительно меньше, чем в Кармалейке, Киселёвке, Сорокине. До последнего держались за родные углы Анастасия Смолькина, Анна Вельмизева, Прасковья Смолькина… В 1996-м тут жило лишь пять душ. Когда в Живайкине построили социальный дом, последние воскресенские аборигены перебрались туда на жительство.

Большая ли радость - разглядывать рот пожилого человека! Ни единого здорового зуба, одни старые коренья. Так вот, Воскресенка сейчас такая же. Мало-мальски годные дома увезены: одни в Живайкино, другие в райцентр, третьи ещё куда-то. Осталось старьё да гнильё. В прошлые годы бывшие воскресенцы ещё наведывались сюда: распахивали старые огороды, сажали картофель…

В тот день, когда мне довелось побывать в этих местах, здесь всё ещё стояло семь остовов покинутых людьми домов. Сирень, черёмуха, несколько одичавших яблонь. Старая груша, неведомо когда и кем посаженная, кривым стволом поднималась над бурьяном. Некогда жилые дворы поросли буйными зарослями крапивы. Пахло травами и стариной...

 

Наши партнеры
тут партнеры
Поиск по сайту
Памятные даты

banner 180150

Рекламодателям

geoportal

OporaDushi